Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Новосибирск
Лукашенко объяснил задержание россиянки Богачевой в Минске Политика, 13:29 Глава СПЧ Михаил Федотов покинет свой пост Общество, 13:15 Сотрудник ФБК Шаведдинов сообщил о втором за неделю задержании Общество, 13:11 Лекарство от стагнации: обзор фармрынка от рейтингового агентства НКР Pro, 13:10 Генпрокуратура начала проверку «Победы» из-за поднятия цен на билеты Общество, 13:10 СМИ узнали об интересе к Артему Дзюбе со стороны миланского «Интера» Спорт, 13:08 Минтранс рассказал о планах развивать беспилотное метро Технологии и медиа, 13:08 СМИ узнали об ужесточении в «Роскосмосе» правил выезда за границу Политика, 13:07 Прирожденный предприниматель: определите свой бизнес-уровень РБК и HUAWEI, 13:05 Boeing-767 «Узбекских авиалиний» вынужденно сел в Казани Общество, 13:01 Кремль назвал темы предстоящих переговоров Путина и Эрдогана Политика, 13:00 Кремль назвал необычным письмо Трампа Эрдогану с упоминанием дьявола Политика, 12:50 Государство заработало более 142 млрд руб. на крабовых аукционах Бизнес, 12:46 Кремль ответил на вопрос о снятых с поезда американских дипломатах Политика, 12:45
Интервью ,  
0 
Фармрынок: плохое качество российских препаратов — это миф
Гендиректор компании «Вектор-БиАльгам» Леонид Никулин уверен, что запуск новых линий позволит закрыть 100% потребности рынка вакцин от гепатита А. О зависимости от Запада и лоббировании в фармотрасли — в интервью РБК Новосибирск
Леонид Никулин, генеральный директор новосибирской компании «Вектор – БиАльгам»  (Фото: «Вектор – БиАльгам»)

— Леонид Георгиевич, в конце года прошел запуск новой производственной линии вакцины против гепатита А. Каков объем инвестиций в проект?

— Совокупная стоимость около 650 млн руб. Часть средств на реализацию мы получили от государства. Вложения окупятся в течение года, а на проектную мощность мы выйдем уже в 2019 году. Организовано 55 новых рабочих мест, всего в компании 287 сотрудников.

— Как вырастет мощность компании, объемы выпуска?

— Ведется реконструкция действующих мощностей, плюс мы заказали в Италии еще две производственные линии по производству вакцины во флаконах и ампулах. Запуск этих линий намечен на ноябрь следующего года, с запуском нового оборудования мощность предприятия увеличится с 1 млн до 10 млн доз.

Второе направление, которое планируется развивать на новых мощностях — производство препаратов для лечения раковых и генетических заболеваний с помощью технологий редактирования генома. Это новое направление: они начнут появляться на рынке России года через три-пять лет.

Предполагаемая выручка оценивается в 100 млн — 500 млн руб. на вакцинах, и 2 млрд — 2,5 млрд руб. на противораковых препаратах. Суммарный объем налоговых поступлений в федеральный бюджет составит до 52,5 млн руб. в год, а в областной — до 297,5 млн руб.​

— Какова сейчас доля «Вектора-БиАльгам» на рынке вакцин от гепатита А?

— По нашим подсчетам, это 30-40%. В связи с запуском нового производства мы готовы закрыть потребности рынка на 100%.

Новосибирская область входит в число регионов с высокими показателями заболеваемости гепатитом А, которые в полтора раза превышают среднероссийские данные. В России прививка от гепатита А не является обязательной.

По данным DSM Group, в 2017 году доля отечественных вакцин на рынке составила 51,4%. За два года этот показатель вырос в полтора раза. Сейчас на рынке представлены четыре вакцины: отечественная «Альгавак М», французская «Аваксим»; американская «Вакта» и английская «Хаврикс».

— В государственных стратегиях предусматривается, что через два года отечественные лекарственные средства отвоюют половину внутреннего рынка, но пока удалось преодолеть лишь 30% рубеж. Почему?

— Главное препятствие — это система отношений. Среди российских разработок есть перспективные, но чтобы их довести до стадии коммерческого продукта, у научных коллективов нет средств. Часто по этой причине хороший российский препарат не может двинуться с места. И тут появляются компании, которые якобы занимаются продвижением.

Многие из тех, к кому обращаются российские научные коллективы, часто сознательно рубят на корню разработки. Они утверждают, что по сравнению с зарубежными они неэффективны.

Такие компании оставляют на рынке ниши для зарубежных аналогов: снижают цены на них, демпингуют, вытесняя российские продукты. Затем, достигнув цели, снова поднимают цены и получают коммерческую выгоду. Такая игра идет уже много лет.

Фото: «Вектор – БиАльгам»

— Есть мнение, что интересы иностранных компаний лоббируют чиновники, действительно ли есть такие примеры?

— Нужно любить Россию, а у нас в стране некоторые любят больше евро и доллары. Нередко при проведении аукционов и тендеров прописывают условия, которые не дают российскому препарату обойти импортного конкурента. Например, наш препарат производят в ампулах, а в условии госзакупки говорится, что лекарство нужно в инсулиновом флаконе, которого у нас нет.

В Новосибирске берут наш препарат. А в Кемеровской области был случай — заказчики знают, что наш препарат эффективен, в нем нет ни антибиотиков, ни консервантов. Но в условиях госзакупки они прописывают препарат в другой фасовке, а он импортный.

Фото: Святослав Одаренко / naukogradpress.ru

— Как сделать систему госзакупок справедливее?

— Форма выпуска препарата не должна прописываться в госзакупках, если в этом нет принципиального различия. Скорее всего, такие вещи проявляются на аукционах и тендерах, когда условия пишутся под какого-то конкретного производителя.

Нам заявляют, что если вы видите нарушения, подавайте в Федеральную антимонопольную службу, но заказчик имеет право выбора. И получается, что если заказчик написал, что нужны инсулиновые флаконы, то с ампулами вы этот тендер ни за что не выиграете.

Форум OpenBio является крупным межрегиональным событием в сфере биотехнологий и биофармацевтики (Фото: «Вектор – БиАльгам»)

— Должно ли государство продвигать препараты отечественных компаний?

— Лоббировать не нужно, нужно поддерживать, а лозунги с призывами, что все импортные препараты нужно запретить, являются неправильными и опасными. Мы должны продавать свои медикаменты за границей, а импортные лекарства должны идти к нам. Необходим обмен, так как технологии получения препарата у всех производителей разные.

— В чем должна заключаться помощь государства?

— Помогать науке на этапе разработки препаратов, потому что часто денег на то, чтобы закончить испытания, не хватает. Государство в этом участвует. Есть программы, но их недостаточно. Отмечу, что наш проект по запуску вакцины против гепатита А состоялся именно благодаря поддержке властей Новосибирска и области.

Стоимость испытаний любого препарата варьируется от 5 млн до 20 млн руб., кроме испытаний препарат также нужно запустить в производство, на это также нужны средства.

— На форуме OpenBio была представлена программа «Региональные чемпионы». Будет ли она полезной?

— Да, финансовая поддержка помогает быстрее реализовать новые проекты. Программу «Региональные чемпионы» наша компания оценивает положительно, и планируем принять в ней участие.

Проект «Региональные чемпионы» — инициатива, направленная на поддержку инновационных компаний государством. В правительстве региона прогнозируют к 2025 году появление 11 «компаний-чемпионов», шесть из которых достигнут выручки не менее 100 млн руб. в год.

По данным регионального Минпромторга, медицинские предприятия региона производят 25% от фармпродукции и 38% изделий и оборудования всего Сибирского федерального округа. Предполагается, что к 2030 году доля медицинской промышленности в Новосибирске вырастет вдвое.

— Российская фармотрасль зависит от импортного сырья и оборудования?

— В основном, все идет из заграницы. У нас в России заводов по производству оборудования мало. И, по-моему, в это производство довольно слабо вливают денежные средства.

Это связано с тем, что и заказы на оборудование у нас в России не такие большие. В Европе компании каждые пять лет меняют оборудование на новое, не ремонтируя его. Наша фармацевтическая промышленность развивается не так давно. Но мы потихоньку забираем свою долю рынка и выходим уже на заграничные рынки.

По данным DSM Group, большинство отечественных лекарств делают из зарубежной субстанции: Россия импортирует из 41 страны 14,7 млн кг субстанций на сумму $965 млн. И в стоимостном, и в натуральном выражении основной поставщик — Китай (22 и 57% соответственно). Совокупно из европейских стран завозится в денежном выражении около 63% субстанций

— В России есть стереотип, что импортные препараты качественнее. Осложняет ли он жизнь нашим производителям?

— Плохое качество российских лекарств — это миф. Критикуют отечественные препараты те, кто занимается продвижением импортных. Начнем с того, что нашим аспирином пользуется вся Европа. Кто бы как ни удивлялся, но это правда. Наш анальгин тоже ничем не хуже импортных аналогов. Новые российские разработки на достойном уровне могут конкурировать с иностранными препаратами.

АО «Вектор-биАльгам» входит в топ-10 производителей российских вакцин (DSM Group, 2017 год). По данным «Контур.Фокус», выручка компании в прошлом году увеличилась на 201,1 млн — до 556,9 млн руб. Чистая прибыль составила 175,5 млн руб. Учредителем и генеральным директором является Леонид Никулин. Уставный капитал равен 3,6 млн руб. Компания владеет девятью патентами, в том числе патентом на способ получения вакцины против вируса гепатита А.

Задайте вопрос Максиму Орешкину
Министр ответит на самые популярные из них в онлайне на РБК