Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Новосибирск
Мужчина напал на «Макдоналдс» в Москве Общество, 21:11 Генпрокуратура предложила запретить СМИ освещать преступления подростков Общество, 21:04 Адвокат напомнил о возможности Трампа безнаказанно стрелять на 5-й авеню Политика, 21:03 Президент Боливии заявил о попытке госпереворота в стране Политика, 20:54 Лавров вспомнил о сказавшем ему «до свидания» преподавателе МГИМО Общество, 20:54 В Турции после занятий аэробикой умерла россиянка Общество, 20:44 На WikiLeaks заявили о подтасовке итогов доклада ОЗХО о химатаке в Сирии Общество, 20:40 Глава новой церкви Украины доложил Помпео о «позорной ситуации» в Крыму Политика, 20:30 МВД потребовало заблокировать доступ к статье Baza о кетамине Общество, 20:22 Президент дал конкуренту Нетаньяху 28 дней на формирование правительства Политика, 20:20 Как за два года изменились продажи «с рук» в Рунете Pro, 20:00 Harvard Business Review назвал самых эффективных глав компаний в мире Бизнес, 19:59 «Зенит» играет с «Лейпцигом» в Лиге чемпионов. Онлайн Спорт, 19:55 Военная полиция России начала патрулировать сирийско-турецкую границу Политика, 19:49
Мнения ,  
0 
Вопрос недели: нужно ли запретить микрофинансовые организации?
Депутаты от партии «Справедливая Россия» во главе с лидером фракции Сергеем Мироновым внесли в Госдуму законопроект о запрете микрофинансовой деятельности в России
Фото: РБК Новосибирск

По мнению авторов документа, работа микрофинансовых организаций приводит к катастрофически быстрому росту долгов населения, поэтому, чтобы защитить людей от «соблазна» микрокредитов, их нужно запретить.

За 9 месяцев 2018 года МФО Новосибирской области выдали 26,3 млрд рублей потребительских микрозаймов, это более чем в два раза больше, чем за тот же период 2017 года. 65% всех микрозаймов по объему выданы через интернет. Каждый четвертый рубль потребительских онлайн-микрозаймов гражданам РФ выдали микрофинансовые организации Новосибирской области. В регионе зарегистрированы четыре микрофинансовые компании, ориентированные именно на онлайн-кредитование.

РБК Новосибирск решил узнать у экспертов, стоит ли запрещать микрокредитные и микрофинансовые организации?

Вадим Агеенко, депутат Законодательного собрания Новосибирской области:

— Я поддерживаю эту инициативу, потому что по большой части вам никто никогда не даст 200 или 500 тысяч рублей за несколько минут. При этом процент таков, что заемщик вряд ли сумеет вернуть долг. Многие из таких организаций работают по принципу: заманивают деньгами, а дальше у человека отжимают квартиру или машину. По моему мнению, это полукриминальный бизнес, потому что долги нередко выбивают самые настоящие бандиты.

Российские власти намерены ввести уголовную ответственность для компаний, которые занимаются нелегальным кредитованием, не будучи включенными в реестр Центробанка. Осенью об этом сообщал председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков. Сейчас за незаконную выдачу займов наказывают штрафами от 300 до 500 тыс. руб.

Елена Стратьева, директор СРО «МиР»:

— Запретив вести деятельность участникам легального рынка, единственное, что можно получить в реальности — это рост рынка нелегального. «Черные» кредиторы не подконтрольны ни Банку России, ни ФССП. И уж тем более там нет института саморегулирования.

Меры Банка России, принятые в последние несколько лет, способствовали приведению микрофинансового рынка в более цивилизованное, открытое и профессиональное состояние. Все это заметно другим участникам финсообщества, но в сознании общественности при упоминании аббревиатуры МФО все еще всплывают негативные ассоциации. Вероятно, на это и рассчитаны подобные инициативы.

С 28 января 2019 года проценты, штрафы, пени по потребительскому займу до одного года не могут превышать сам долг более чем в 2,5 раза, с июля — в два раза, а с января 2020 года — в полтора. Вводится ограничение ежедневной процентной ставки — 1,5% в день, а с июля ставку ограничат еще больше — до 1% в день.

Ирина Диденко, депутат Законодательного собрания Новосибирской области:

— Не нужно полностью запрещать, необходимо максимально защитить население от непоправимых последствий, а где-то и от самих себя. Когда люди берут в долг, а потом остаются без всего, в том числе и жилья. Кроме запретов, нужно также обсуждать, как человеку можно помочь, если он попал в трудную финансовую ситуацию. Например, надо гражданину купить лекарства, а у него нет денег. Он идет в МФО и берет кредит, не думая, как он будет отдавать, потому что сохранить здоровье здесь и сейчас для него важнее.

Для значительной части россиян с невысоким уровнем дохода микрозаймы играют значимую роль и снижают социальную напряженность. Так, 40% указывают, что такие финансовые продукты позволяют семье «продержаться», если случается задержка зарплаты (данные ВЦИОМ).

Марина Смирных, генеральный директор микрофинансовой компании «Джой Мани»:

— Введение данной нормы в Российской Федерации приведет к катастрофическим последствиям как раз для самых незащищенных слоев населения, для которых получение краткосрочных заемных денежных средств порой единственная легальная возможность получить финансовые средства в долг. При вводе запрета на деятельность МФО единственной альтернативой, к сожалению, станут нелегальные кредиторы, а это возврат к непомерно высоким ставкам, нелегальным и жестким методам взыскания долгов и другим негативным последствиям для заемщиков.

Иван Меринов, генеральный директор группы компаний «Смсфинанс»:

— Микрофинансовое кредитование — это не только физлица. В России малый и средний бизнес кредитуется тяжело. ИП оценить, как юрлицо сложнее, чем как «физика». Многие работают в тени. У нас есть и тенденция к росту выдач, и рост потребности этой категории. Для них важен бесшовный процесс, чем меньше бумаг и больше свободы в кредитовании, тем ему проще. Банки смотрят на ИП сверху вниз. До сих пор такие предприниматели ходят и кредитуются, как физлица. У нас в практике есть интересные кейсы: с началом работы на рынках малые ИП часто в пятницу берут займ, а в понедельник его возвращают. Они ходят на рынок торговать и берут оборотные средства. В последнее время мы видим бум «фермерских» запросов: займы на покупку поросят, семян. В определенные дни число таких запросов доходило до трети, и при этом 90% опрошенных фермеров отмечали, что кредит в банках им недоступен.

Инфографика Национального агентства финансовых исследований

Антон Канунников, эксперт проекта «За права заемщиков» регионального отделения Общероссийского Народного Фронта (ОНФ) в Новосибирской области:

— Если закрыть все микрофинансовые организации, то мы вернемся в девяностые. При запрете такой деятельности люди, которым нужны деньги не исчезнут. Они пойдут занимать у полулегальных ломбардов и бандитов. Каких-то особых проблем на легальном рынке микрофинансирования сейчас нет. Размеры ставок ограничены и эта пропорция будет снижаться. Сейчас микрозайм в 10 тысяч рублей через месяц никогда не превратится в 100-150 тысяч рублей. Поэтому полный запрет МФО — это услуга в пользу банков и «черных» кредиторов.

Есть устоявшееся мнение, что выдача микрозаймов приводит к увеличению долгов населения — это бред, потому что объем всего рынка микрофинансовых организаций в несколько десятков и даже сотен раз меньше, чем задолженность людей перед банками.

Читать по теме: Онлайн-заемщики молодеют: кто и зачем берет займы в микрофинансовых организациях

О двукратном росте «черных» кредиторов в целом по России говорил директор департамента недобросовестных практик Банка России Валерий Лях. За январь—июнь прошлого года регулятор выявил 1890 организаций, не имеющих лицензии и осуществляющих нелегальное кредитование. По данным экспертов, на рынке можно выделить три типа «черных» кредиторов: «обналичивание» маткапитала, выдачу «квартирных» займов и нелегальные МФО и МКК.

По оценкам экспертов СРО «МИР», в настоящее время количество нелегальных МФО в России более чем втрое превышает число законопослушных компаний. Если общий объем микрофинансового рынка составляет порядка 270 млрд руб., то на долю серого рынка приходится примерно половина этого объема, сообщал эксперт РБК.