Перейти к основному контенту
Новосибирск ,  
0 

Адвокат Стыниной рассказал о популярной коррупционной схеме у чиновников

Московский адвокат, представитель защиты в «деле 1500 квартир» Михаил Багмет рассказал РБК Новосибирск о популярной коррупционной схеме региональных чиновников и феномене обвинительного характера судебной системы России

Михаил Багмет работал в прокуратуре, ПАО «Роснефтегаз» (основной акционер госкорпораций ПАО «Роснефть» и ПАО «Газпром») и корпоративно-правовом блоке центрального аппарата ПАО «Роснефть». В 2014 году защитил диссертацию о противодействии коррупции в полиции. В настоящее время занимается частной адвокатской практикой. Ранее РБК Новосибирск рассказывал, что он обратился в Администрацию президента и Верховный суд по делу «1500 квартир». По мнению Багмета, следствие намеренно игнорирует участие многих крупных должностных лиц и представителей власти в деле.

— Михаил, вы работали по многим делам разного масштаба, связанным с коррупционными преступлениями. Есть ли у коррупции региональные черты?

— Безусловно, да. В столице и Санкт-Петербурге коррупционные разбирательства являются особо сложными. В основном они связаны с мошенничеством в области корпоративного права, незаконной банковской и предпринимательской деятельностью. В первую очередь их сложность обусловлена тем, что компании более крупные, контролирующих структур больше, соответственно преступления и способы незаконной деятельности более изощренные.

В этой связи, такие преступления представляют особую сложность для расследования, поскольку отличить гражданско-правовые (хозяйственные. — РБК Новосибирск) отношения от преступления (уголовно-наказуемого деяния. — РБК Новосибирск) представляет большую сложность, а разница огромна и ощутима. В регионах масштабы меньше, но зачастую встречаются и громкие дела, в основном, в среде чиновников.

Из-за сроков наказания и штрафов сейчас многие боятся как брать, так и предлагать взятки, поэтому схемы становятся более ухищренными. Например, в последнее время в регионах у чиновников получила распространение схема с благотворительными фондами.

Как пример, берут землю, передают ее в аренду фонду. Через три года у этого фонда появляется право выкупа земли по кадастровой стоимости, чем он и пользуется. Затем в этом юрлице продают доли, то есть меняется состав собственников при сохранении старой «вывески».

— Правоохранители видят эти схемы?

— Да, конечно. Они борются, но селективно. Мелких лавочников бьют по хвостам, а если есть кто-то «крупный», с погонами, то побаиваются.

Программа развития РБК Pro Освойте 52 навыка за год
Программа развития — удобный инструмент непрерывного обучения новым навыкам для успешной карьеры

— Часто возникают такие «препятствия»?

— Когда затрагиваются должностные лица, включается избирательная логика. Следователь понимает, что завтра его вызовут к начальнику, и этого может быть достаточно: где-то переговорили, где-то просто обратили внимание, может, даже и взяток никто не носил. Просто из-за того, что кто-то с кем-то дружит, не хотят поднимать шум. Иногда в дело может вмешаться ФСБ.

— Но на ситуацию можно посмотреть и с другой стороны. Многие отмечают, что судебная система в России имеет скорее обвинительный характер

— Следует отметить, что в России вообще только 0,36% оправдательных приговоров. Да, нужно признать, что часть уголовных дел прекращается в ходе предварительного расследования, но все же. У меня с коллегой в производстве было уголовное дело в Новом Уренгое, которое удалось прекратить только после того, когда мы достучались с помощью наших жалоб и обращений до замминистра внутренних дел РФ.

Кроме этого, по статистике, 60-70% судебных дел разбираются в особом порядке. Это когда человек сам себя признал виновным. Проще и судье, и прокурору, и следователю, и адвокату.

— Почему наша судебная система обрела такой характер?

— Частично из-за того, что многие судьи были раньше следователями и прокурорами — из-за этого у них сохранился обвинительный уклон, несмотря на положения ст. 6 УПК РФ (назначение уголовного судопроизводства. — РБК Новосибирск)

При этом в российской действительности адвокатов редко берут в судьи, поскольку считается, что мы изначально преследуем частные интересы и, в какой-то момент, учитывая практику, можем прийти к выводу и принять решение о вынесении оправдательного приговора, что будет расценено как действие, не соответствующие государственной карательной системе.

Но есть и другая причина — боязнь многих судей и прокуроров испортить показатели. За неправомерное привлечение человека к уголовной ответственности кто-то тоже должен нести ответственность. Все боятся реабилитации и подозрений в коррупции. Следователь не хочет переквалифицировать дело, потому что понимает, скажут, что это адвокат принес взятку. Поэтому он направляет дело в суд по старой статье.

А судьям проще вернуть дело прокурору и прекратить его на следственном уровне, чем вынести оправдательный приговор, потому что потом они замучаются отписываться, что никто не дал взятку.

— То есть и тут дело в коррупции?

— Я бы сказал в страхе перед единым обвинительным уклоном. Многих адвокатов даже не пускают на порог УВД, боятся, якобы, провокаций, хотя большинство моих коллег являются абсолютно порядочными защитниками.

А если рассматривать проблему глубже, то «перекос» появился потому, что общество и, в первую очередь, государство не доверяют своим гражданам. Есть некая презумпция виновности. Как только человек попадает в поле зрения правоохранительных органов, ему никто не верит, несмотря на то, что право на защиту является неотъемлемым и гарантировано Конституцией Российской Федерации.

В обществе сложилось мнение, что адвокат — «решала», несмотря на то, что адвокат — это, в первую очередь, правовой советник. Но есть факты, когда «адвокаты-мошенники» вводят в заблуждение клиентов, когда говорят «я решу вопрос» и присваивают деньги доверителей.

При этом все начинается с первых дней расследования. Когда человека привлекают, он предполагает, что адвокат все решит за день. Это нереально и неправда. Нужно понимать — быстро уголовное дело не закончится, адвокат занимается каждодневной кропотливой работой, цель которой пробить стену непонимания и «системный обвинительный уклон», собрать доказательства защиты и добиться их всесторонней оценки как в ходе следствия, так и в суде.

Авторы
Теги
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 1 марта
EUR ЦБ: 98,54 (-0,91)
Инвестиции, 29 фев, 17:21
Курс доллара на 1 марта
USD ЦБ: 90,84 (-1,03)
Инвестиции, 29 фев, 17:21
Все новости Новосибирск
Рынок на триллионы. Выручка компаний стала зависеть от «клиентов-машин» Pro, 07:00
Skillbox вернулся к идее провести IPO Технологии и медиа, 07:00
Самая дорогая квартира в историческом центре Новосибирска стоит ₽135 млн Новосибирск, 06:59 
Совбез ООН не принял заявление по инциденту со стрельбой в Газе из-за США Политика, 06:56
ФСБ задержала новосибирца за контрабанду леса на ₽1,8 млн Новосибирск, 06:56 
Байден заподозрил Китай в сборе секретных данных с помощью электрокаров Политика, 06:51
«Известия» узнали о критике ГОСТа на школьную форму Общество, 06:30
РБК Диалоги с Татьяной Бакальчук и Ольгой Наумовой
Не только женский бизнес: новые идеи, управление, масштабирование
Участвовать
МВД озвучило распространенные преступления среди мигрантов в регионе Новосибирск, 06:30 
«Ъ» узнал о деле из-за «мертвых душ» в академии ВКС при Минобороны Общество, 06:08
Аргентина выдала россиянку, обвиненную в мошенничестве на ₽150 млн Политика, 06:00
Реконструкцию лицея в центре Новосибирска проведут за ₽500 млн Новосибирск, 05:46 
Вильфанд предупредил москвичей о возвращении морозов Общество, 05:32
В Херсоне прогремела серия взрывов Политика, 05:09
Москалькова сообщила о просьбе Киева передать погибших при крушении Ил-76 Политика, 04:58