Лента новостей
Все новости Новосибирск
Активистка Pussy Riot заявила о решении Лукашенко снять запрет на въезд Общество, 13:58 Boeing заключил первый за три месяца контракт на поставку 737 MAX Бизнес, 13:57 Энергетика: пять шагов к цифровизации Pro, 13:55 Гепатит в России – почему это касается каждого и как себя обезопасить РБК и Philips, 13:52 СК начал проверку обращения к Путину жителей аварийных домов в Асбесте Общество, 13:48 В ЕАЭС оценили экономический эффект от внедрения «умной логистики» Технологии и медиа, 13:45 Министр природы Дмитрий Кобылкин — о запрете пластика и вывозе отходов Зеленая экономика, 13:36  Минобороны не будет менять правила присвоения звания старшего лейтенанта Общество, 13:28 Родные погибших при аварии MH17 назвали сроки начала судебного процесса Общество, 13:27 Первак объяснил уход Глушакова желанием клуба сделать «чего-то крутое» Спорт, 13:24 В ДНР заявили о массированном обстреле Донецка украинской артиллерией Политика, 13:24 В Киеве погиб попавший под санкции России депутат Рады Общество, 13:23 Россия подготовила к отправке в США партию ракетных двигателей РД-180 Технологии и медиа, 13:23 Неискренность всегда заметна: 5 правил Аполлона для инстаграм-блогера РБК Стиль и HUAWEI, 13:21
Рекордный урожай-2017 ,  
0 
Мнение: «В области тысячи гектаров земли ушли под снег вместе с деньгами»

Директор АО «Новосибирскхлебопродукт», председатель Новосибирского областного отделения «Опора России» Сергей Соколов рассказал РБК Новосибирск, почему не получается торговать зерном с Китаем, и почему области не хватает вагонов

— В нашей области, как и во всей стране, четвертый год высокий урожай. Казалось бы, все хорошо — есть много зерна, будут большие доходы, но урожай лишь обострил и без того назревшие проблемы в аграрной сфере.

Элеваторы и хлебоприемники заполнены зерном предыдущих урожаев, частично государственным зерном так называемого интервенционного фонда, которое оно раньше скупало. Правительство говорит, что элеваторы загружены на 79%, и это не выглядит как высокая загрузка. Однако действующих на сегодняшний день, не разобранных на металлолом элеваторов, меньше.

Реальная загрузка сегодня составляет около 95%, они стоят заполненные «под горло». Государственный интервенционный фонд размещается абсолютно неадекватно — есть зерно, хранящееся с 2008 года, его никуда не перемещают.

Помимо этого государство отказалось скупать в этом году зерно по завышенным ценам. Только сейчас предпринимаются какие-то осторожные шаги по выкупу излишков урожая. Так, например, 200 тыс. тонн будет выкуплено государственным зернотрейдером «Объединенная зерновая компания». Но это лишь дополнительно нагружает элеваторы. Соответственно, загрузка высокая, приемники зерно не берут, и некоторые хозяйства из-за этого не убрали по тысяче гектаров — все ушло под снег, вместе с деньгами. Так была бы хоть какая-то выручка.

Другая проблема — в этом году нет вагонов-зерновозов. Их просто мало. Для сравнения в октябре прошлого года на Западно-сибирской дороге было порядка 3,5 тыс. вагонов. В октябре текущего года — 500, в ноябре — 600. В результате чего вывоз зерна железной дорогой в несколько раз упал.

Вагоны при этом никто не крал, они не сгорели, просто парком железнодорожного транспорта располагает не государство, а частные компании. И в этом году они приняли бизнес-решение — осуществлять перевозки на тех дорогах, где короче транспортное плечо.

Это центральная часть страны, южные и приволжские регионы. Подвижной состав стоит уже как недвижимость в Краснодарском крае. Сибирь же по сути оголена и оставлена без вагонов.

Что касается отправки зерна в другие страны, а именно в Монголию и Китай — надо пони​мать, что мы не единственный регион производитель. Китайцам нужна очень высококачественная пшеница, которая и у нас стоит дорого. Наша пшеница им не нужна. Есть потенциал торговли с Монголией, но нет вагонов. Из 45 заказанных мной вагонов обещают предоставить только десять, да и то пока только обещают.

На выходе получаем ситуацию, когда аграрии в очередной раз произвели много зерна, но государство его не скупает, хранит интервенционное почти 10 лет, элеваторы заполнены, а железная дорога вбила последний гвоздь в крышку аграрного гроба. Поэтому все победные реляции о том, что у нас рекордный урожай — фикция, за которой пытаются скрыть системные проблемы.