Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Новосибирск
Telegraph сообщила об угрозе отстранения России от Олимпиады в Токио Общество, 00:38 Нейрохирург объяснил перевод Заворотнюк из реанимации в общую палату Общество, 00:28 Порошенко сообщил о готовности встретиться с Зеленским Политика, 00:09 Туроператор взял на себя перелет пострадавших в ДТП под Антальей россиян Общество, 21 сен, 23:51 Полиция Абхазии нашла пропавшую в Москве 14-летнюю теннисистку Общество, 21 сен, 23:30 Times узнала о возможном наличии у России компромата на принца Эндрю Политика, 21 сен, 23:23 Экипажу аварийно севшего в Подмосковье А321 вручили ключи от квартир Общество, 21 сен, 23:09 На Тбилиси обрушился ураганный ветер Общество, 21 сен, 22:58 Два человека погибли при пожаре в частном доме в Омске Общество, 21 сен, 22:50 CNN узнал об увеличении числа твитов и времени выступлений Трампа Политика, 21 сен, 22:24 «Декатлон»: как вырасти в два раза без затрат на кадры РБК и SAP, 21 сен, 22:07 Арендованный у «Спартака» игрок принес «Тамбову» победу над «Ростовом» Спорт, 21 сен, 22:06 В Албании из-за землетрясения пострадали 52 человека Общество, 21 сен, 21:46 В Петербурге возбудили дело из-за фотографий политиков на кладбище Общество, 21 сен, 21:18
Новосибирск ,  
0 
На директора ПМСП «Электрон» подали в суд за самовольное удержание власти
Корпоративный конфликт на крупном новосибирском предприятии грозит многомилионными потерями для бюджета и рисками для работников и контрагентов. РБК Новосибирск разбирался в ситуации
Фото: Яндекс.Карты

В Арбитражный суд Новосибирской области поступил иск от четырех членов совета директоров ОАО «Производственное монтажно-строительное предприятие «Электрон». Ответчиком по иску является сам «Электрон» в лице директора Татьяны Молчановой. Предварительное заседание отложено на 18 сентября. Коллективное исковое заявление о признании недействительными решений совета директоров подано Виктором Дригеничем, Дмитрием Калиниченко, Сергеем Мельниковым и Петросом Кочаряном.

«Электрон»: прошлое и настоящее

ОАО ПМСП «Электрон» («Электрон»), работает в Новосибирске с 1957 года. Предприятие было крупным подрядчиком на объектах нефтегазовой, атомной промышленности, крупных объектах инфраструктуры. Дочерние предприятия «Электрона» находились в Челябинской, Иркутской и Томской областях, Красноярском крае.

По данным открытой отчетности, за 2014 год выручка «Электрона» составила более 1,3 млрд руб., прибыль — более 50 млн руб. По данным СМИ, в компании работали около 3000 человек, сумма госзаказов за 2014-2015 год составила более 115 млн руб. В портфеле были крупные объекты. Так, «Электрон» выполнял работы для Большой ледовой арены в Сочи, новосибирского аквапарка, ряда нефтехимических комбинатов. За счет коммерческой деятельности предприятие содержало детский лагерь «Электрон», детский комбинат «Сибирская сказка», спорткомплекс, оказывало помощь профессиональному лицею № 6.

За четыре года выручка «Электрона» упала в 13 раз. За 2018 год она составила 104,4 млн руб. По итогам прошлого года впервые был получен убыток в 2,8 млн руб. Со второго полугодия прошлого года «Электрон» не получил ни одного госзаказа. Численность сотрудников, по данным открытой отчетности компании, сократилась до 106 человек. В апреле на предприятии было введено наблюдение, временным управляющим стал Юрий Петрущенков.

По данным системы «Контур. Фокус» в числе акционеров «Электрона» — ООО «Электрон-Финанс» — 24,65% акций, Виктор Дригенич — 18.53% акций, Сергей Кармачев — 10,2% акций, Татьяна Молчанова — 8,34% акций. Генеральный директор — Татьяна Молчанова.

На текущий момент «Электрон» является учредителем нескольких компаний с активами в Новосибирской и Томской области. Всего «Электрон» числится в учредителях 12 действующих юрлиц. Почти все предприятия холдинга находятся в разной стадии процедур банкротства. Единственный актив, оставшийся в распоряжении «Электрона» — крупный имущественный комплекс из нескольких производственных и административных зданий на первой линии по улице Танковой и Богдана Хмельницкого площадью более 40 тыс. м2 и детский оздоровительный лагерь.

Борьба за власть

Основанием для подачи четырьмя членами совета директоров «Электрона» коллективного иска в арбитражный суд стали неправомочные, по мнению истцов, решения совета директоров, который прошел 24 июня 2019 года. На нем были продлены полномочия генерального директора Татьяны Молчановой. Она была назначена на пост гендиректора после смерти в 2015 году бессменного руководителя предприятия Валерия Кармачева. В 2016 году решением совета директоров полномочия Молчановой были продлены до 30 июня 2019 года.

По словам юриста Анны Савиной, представителя одного из членов совета директоров, на текущий момент акционеры и совет директоров лишены возможности контролировать состояние документооборота, активы предприятия, их сохранность.

«Акционеры, владеющие в сумме более 51% голосов и четверо из семи членов совета директоров не удовлетворены руководством Татьяны Молчановой, — говорит юрист Анна Савина. — Почти все предприятия холдинга находятся в процедуре банкротства. Задолженность по налогам и сборам только по ОАО ПМСП «Электрон» составляла на декабрь прошлого года более 60 млн. руб., с того периода она еще выросла. Работа детского лагеря «Электрон» может быть остановлена со следующего года. При условии, что от сдачи площадей в аренду «Электрон» получает многомиллионные платежи, положение Общества и его сотрудников в части неуплаты налогов ухудшается».

«Татьяна Молчанова выполняет функции исполнительного органа в отсутствие полномочий, — заявляет Савина. — Используя несколько юридических схем, она самовольно удерживает власть в компании, что расценивается четырьмя из семи членов совета директоров как незаконное действие».

Юрист комментирует предмет иска — протокол совета директоров от 24 июня, который, по мнению истцов, является фальсифицированным. «На собрании совета директоров 30 мая было принято решение полномочия Молчановой не продлять, — рассказывает Савина. — Ее уведомили об этом тут же. Новый директор — Михаил Яблоков — должен был приступить к обязанностям 1 июля». При этом зарегистрировать себя как директора в ЕГРЮЛ Яблоков не смог, поскольку Татьяной Молчановой в налоговую было подано заявление о продлении полномочий директора на основании совета директоров от 24 июня. Истцы называют протокол этого совета подложным, а решение совета — неправомочным.

Согласно федеральному закону «Об акционерных обществах» решения совета директоров, принятые в отсутствие кворума, не имеют силы независимо от обжалования их в суде. Для кворума необходимо присутствие большей половины совета директоров, то есть, в случае с «Электроном», как минимум 4 человека. Всего в совете семь директоров.

В протоколе упомянутого июньского совета указано, что присутствовали пять директоров и кворум имеется. При этом два члена совета — Виктор Дригенич и Дмитрий Калиниченко — якобы присутствовали посредством связи skype.

«Однако Дригенич и Калиниченко в данном заседании посредством связи skype не участвовали, лично не присутствовали на заседании. Фактически присутствовало и голосовало три члена Совета Директоров», — указано в исковом заявлении. При этом в протоколе цитируются и отголосовываются якобы вынесенные на совет предложения Калиниченко и Дригенича.

Помимо заявления в Арбитражный суд членами совета директоров поданы заявления в Следственный комитет по Новосибирской области о фальсификации их участия.

Решение совета директоров оказалось важным по двум причинам. Первая — в протоколе указано, что от руководства «Электроном» отстраняется Михаил Яблоков. Второе — протокол вернул Татьяну Молчанову на должность генерального директора.

По словам Михаила Яблокова, Молчанова отказывается передавать документы и печать организации. «Все требования, направленные в ее адрес по известным адресам и электронной почтой, остаются без ответа. — Я уверен, что документы удерживаются сознательно. Мне препятствуют в доступе в офис организации, в том числе физически — входная дверь заблокирована решеткой».

Савина со ссылкой на мнение части акционеров подтверждает, что в связи с тем, что документы, печать ОАО ПМСП «Электрон», находятся у неуполномоченных лиц, обществу может быть причинен значительный ущерб.

РБК Новосибирск в начале августа направил запрос Татьяне Молчановой по ситуации. В приемной «Электрона» подтвердили, что запрос был получен. На момент публикации комментарий предоставлен не был.

Доказательства и риски

«Согласно норме действующего гражданского кодекса, собрание директоров может быть проведено в очной и заочной форме, при этом отсутствие того или иного члена является формой заочного голосования, — говорит Антон Антонов, генеральный директор юридической компании «А энд Б Консалтинг». — При этом положение Центробанка допускает участие в совете с использованием видеоконференцсвязи. При отрицании факта присутствия на собрании бремя обратного доказательства лежит в первую очередь на ответчике. Представителям «Электрона» надо будет доказать присутствие двух членов совета директоров соответствующими доказательствами — например, предоставить видеозапись совета».

По словам партнера и руководителя практики по банкротству и защите активов ООО «Сибирская юридическая компания» Владимира Елизарова, вне зависимости от того, будет ли введено конкурсное производство или же дело о банкротстве прекратится, все сделки, совершенные неуполномоченным руководителем, могут быть оспорены в установленном законом порядке. В деле о банкротстве помимо общегражданских оснований оспаривания могут быть использованы еще банкротные основания оспаривания.

«Зачастую корпоративные споры в преддверии банкротства возникают в связи с желанием отдельных участников контролировать через руководителя общества активы общества, финансовые потоки, доступ к документам общества, а также контролировать саму процедуру банкротства, — пояснил Елизаров. — Иногда такие ситуации используются с целью заключения цепочек сделок, направленных на отчуждение активов и переоформление их на третьих лиц. При невозможности возврата имущества в конкурсную массу в результате оспаривания сделок в банкротстве, общество сможет получить лишь денежные требования к таким контрагентам, которые не всегда исполнимы».