Лента новостей
Все новости Новосибирск
Глава американского ретейлера уволился после романа с Марией Бутиной Бизнес, 01:15 Борис Джонсон во время встречи с Макроном положил ногу на стол Политика, 01:14 Летевший из Самары в Петербург самолет вернулся в аэропорт вылета Общество, 00:59 В посольстве осудили попытки выставить СССР «зачинщиком» Второй мировой Политика, 00:28 AliExpress разрешил покупателям возвращать товары без объяснения причин Технологии и медиа, 00:11 Минобороны впервые опубликовало документы об освобождении Кишинева Общество, 00:01 Эксперты назвали долю сталкивавшихся с телефонным мошенничеством россиян Финансы, 00:00 Дипломаты России и США поспорили в ООН об угрозах из-за ядерного оружия Политика, 22 авг, 23:45 «Спартак» проиграл «Браге» в квалификации Лиги Европы Спорт, 22 авг, 23:38 Умер актер театра Маяковского Виктор Власов Общество, 22 авг, 23:31 Авто и женщины: как выбирают, водят и как ведут себя на дорогах РБК и Subaru, 22 авг, 23:27 Кремль подтвердил подготовку нового трехстороннего саммита по Сирии Политика, 22 авг, 23:07 Компания из России обвинила юриста в обмене ее данных на интимное видео Бизнес, 22 авг, 23:04 Вместо акции оппозиции в Москве согласовали молодежный фестиваль Общество, 22 авг, 22:58
Новосибирск ,  
0 
Банкротства юрлиц: почему кредиторы остаются ни с чем
70 % кредиторов не получают ничего во время процедур банкротства юридических лиц. В чем причины такой неэффективности — в материале РБК Новосибирск
Банкроты вернули только 3,2% от суммы требований своих кредиторов. (Фото: pixabay.com)

По данным, размещенным в едином федеральном реестре сведений о банкротстве, в прошлом году в России обанкротились 12,5 тыс. юридических лиц.

Эти банкроты вернули только 3,2% от суммы требований своих кредиторов. Предварительная статистика за первый квартал этого года демонстрирует дальнейшее снижение доли возвращенных долгов — до 2,7% по завершенным делам.

В целом по завершенным делам о банкротстве кредиторы в 2015 году смогли получить всего лишь 25,5 млрд руб. (при заявленных требованиях 472,5 млрд руб.), а в 2016 году — 19,5 млрд руб. из 610 млрд руб.

Почти 70% кредиторов не получают в ходе процедуры банкротства ничего.

По данным «Федресурса» — проекта в рамках которого и формируется электронный реестр сведений о банкротстве, за 2016 год в Новосибирской области вынесено 334 решения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства.

«Процент погашения требований кредиторов в делах о банкротстве в Новосибирской области особенно не отличается от статистики по России и составляет примерно 5 процентов», — рассказал РБК Новосибирск старший юрист ООО «Сибирская Юридическая Компания» Владимир Елизаров.

Генеральный директор ООО «А энд Б Консалтинг» Антон Антонов, отмечает, что в практике его компании хорошим показателем считалось удовлетворение требований кредиторов выше, чем на 10%.

Отдавать нечем

«Низкий процент погашения требований кредиторов связан с отсутствием имущества у должников либо его низкой ликвидностью», — считает генеральный директор ООО «А энд Б Консалтинг» Антон Антонов.

По данным Интерфакс, у 41% компаний, которые входили в банкротство в России в 2016 году, не было активов. После оценки стоимости имущества должников выяснялось, что цена активов еще 20% компаний равна 0.

При этом, снижается доля имущества должников, проданного на торгах. По данным Интерфакс, в первом квартале 2017 года эта доля составила 13% от выставленного на торги. Это на треть меньше, чем в январе-марте 2016 года.

«Предложение имущества на аукционах выросло в два раза к аналогичному периоду прошлого года, а доля проданных лотов осталась на уровне 5% от предложенных, что дало общее снижение эффективности торгов», — цитирует издание руководителя проекта «Федресурс» Алексея Юхнина.

На практике имущество банкротов продается с третьей или четвертой попытки, что занимает порядка года. Цена имущества снижается на 60-70%.

Криминальное мышление

«Отдавать долги мешает менталитет российского бизнеса, — уверен старший юрист ООО «Сибирская Юридическая Компания» Владимир Елизаров. — Низкая эффективность процедур банкротства связана в основном с неэффективностью законодательного регулирования института банкротства в целом, а также с «криминальным мышлением» большинства представителей бизнеса».

Отсутствие реальной ответственности собственников бизнеса, в том числе уголовной, основная причина такой «популярности банкротства» и такого низкого процента погашения требований кредиторов.

Общие нормы о субсидиарной ответственности, а также об уголовной ответственности руководителей и собственников бизнеса в связи с доведением предприятием до банкротства на практике практически не работают», — отмечает Елизаров.

Роль государства

Владимир Елизаров, считает, что государству нужно ввести дополнительные механизмы регулирования в сфере банкротства. Ужесточить ответственность банкротов.

«К примеру, стоило только изменить подход в части возбуждения уголовных дел в отношении руководителей предприятий при невыплате заработной платы и возникновении банкротства предприятия, как тут же начались добровольные погашения долгов перед работниками. Такие ситуации уже встречаются и в Новосибирской области. Раньше же работникам приходилось ждать своих денег в деле о банкротстве очень долго, а иногда и безрезультатно», — отметил Елизаров.

Об уголовной ответственности для недобросовестных банкротов говорил и начальник департамента земельных и имущественных отношений мэрии Новосибирска Георгий Жигульский в интервью РБК Новосибирск в начале года.

«В текущих реалиях количество возбужденных по ст. 196 УК РФ («преднамеренное банкротство») дел должно практически совпадать с числом банкротов. А в реальности возбуждается 1-2% таких дел», — рассказал Жигульский корреспонденту РБК Новосибирск, имея в виду строительные компании, которые крупно задолжали в городскую казну по договорам аренды.

В банкротстве таких застройщиков Жигульский видит одно из решения проблем неплатежей по аренде земельных участков под строительство.

«Мы намерены жестко контролировать работу управляющих, подбирать дотошных и знающих свою работу арбитражников. Думаю, десяток дел возбудим, и дело с полумертвой точки сдвинется», — считает Жигульский.