Перейти к основному контенту
Новосибирск ,  
0 

Главный архитектор Новосибирска: любое здание — либо лекарство, либо яд

Главный архитектор Новосибирска — о проблемах, истории и перспективах развития города
Фото: предоставлено Александром Ложкиным
Фото: предоставлено Александром Ложкиным

В Новосибирске власти продолжают активно развивать городские территории. В начале марта этого года завершились два крупных аукциона по продаже земли под КРТ в Академгородке. РБК Новосибирск поговорил с главным городским архитектором Александром Ложкиным о проблемах архитектурного облика, развитии зеленых зон и водных объектов, переносе промзон. А также о том, нужны ли городу небоскребы, и каким должен быть Новосибирск через полвека.

— В прошлом году в Градостроительный кодекс внесли поправки — теперь застройщики обязаны согласовывать с архитекторами облик строящегося здания. Как это работает в Новосибирске?

— Законодатель постарался минимизировать субъективный фактор: в перечень критериев, которым должен отвечать архитектурно-градостроительный облик объекта, входят требования к объемно-пространственным, стилистическим характеристикам зданий, их цветовым решениям, отделочным и строительным материалам, размещению технического оборудования, например, кондиционеров, подсветке фасадов. В Новосибирске с сентября эту процедуру прошли уже 48 объектов.

У нас установлены две зоны, в которых предусмотрены такие согласования. Первая — центр города, районы квартальной исторической застройки. Это проспекты Дзержинского и Карла Маркса, улицы Станиславского, Авиастроителей, Богдана Хмельницкого, Восход. Здесь может появляться новая архитектура, но она должна подчиняться сложившемуся морфотипу застройки. Вторая — гостевые маршруты, основные магистрали, территория Академгородка.

За границами первой и второй зоны остаются территории массового жилищного строительства: пока мы не идем на то, чтобы начать регулировать облик внутри микрорайонов.

— Были случаи, когда застройщикам приходилось менять проект и менять облик?

— Около половины проектов не проходят согласование с первого раза и возвращаются на доработку застройщику. У нас работает специальная комиссия, в составе которой — представители Союза архитекторов, архитектурных вузов, центра по охране наследия. Мы тоже скованы рамками правил — если проект плохой, но соответствует требованиям, мы вынуждены его согласовать.

До прошлого года в Новосибирске не было процедуры согласования архитектурного облика, ее не предусматривало федеральное законодательство. Но в последние годы это не было серьезной проблемой. Сейчас большинство застройщиков стараются строить красиво и комфортно, с хорошим благоустройством, потому что у нас, в отличие от некоторых других городов, качество городской среды стало экономической категорией. Если 20 лет назад при оценке потенциальным покупателем квартиры было два критерия — локация и материал, то сейчас все поменялось. У нас высокий уровень конкуренции среди девелоперов, поэтому есть иные критерии, без соответствия которым объект недвижимости невозможно продать, в том числе качество среды. Это происходит даже при строительстве жилья эконом-класса.

— То есть облагораживание прилегающих территорий — это хороший тон?

— Скорее, обязательная вещь. Каждый строящийся дом для города является либо таблеткой, либо каплей яда. Любой объект должен приносить не только прибыль девелоперу, но и благо для горожан — причем не только для покупателей жилья. Это вызывает отклик у рынка. Сегодня девелоперы продают уже не просто квадратные метры, мы видим, что они рекламируют и продают определенное качество жизни.

— А что с точечной застройкой?

— Она останется, ее невозможно победить навсегда. В городе есть лакуны и пустыри, которые необходимо осваивать. Наша задача — не запретить точечную застройку, а сделать так, чтобы появление такой застройки не наносило ущерб поселившимся ранее соседям.

Для этого мы приняли ряд поправок в нормативы и правила землепользования и застройки. Например, привязали возможную высотность объекта к размеру земельного участка. Сегодня это сделано и для жилья, и для гостиниц.

Мы начали регулировать строительство апартаментов. Сейчас по закону любые апартаменты — это гостиницы. Поэтому просто запретить строительство апартаментов невозможно — так мы запретим строительство любых отелей в городе. Кроме того, есть специфические категории пользователей апартаментов — работники, приезжающие в город на время, студенты, холостяки, молодые бездетные пары. Нет задачи лишить их удобного и недорогого жилья. Есть задача запретить строительство полноценных жилых домов под видом гостиниц.

Разделили все гостиницы на две категории. Первая — где средняя площадь номеров составляет до 30 квадратных метров, они регулируются по тем нормам, которые и ранее существовали для гостиниц. Вторая — где средняя площадь номеров превышает 30 квадратных метров, они регулируются по нормам для жилья. Последние необходимо обеспечивать и социальной инфраструктурой, и парковками как жилые дома.

— Население Новосибирска достигло отметки в миллион жителей всего за 70 лет. Какой отпечаток на облик города наложило такое стремительное развитие?

— У нас бывает, политика влияет на архитектуру. Моральное старение зданий у нас происходит гораздо быстрее, чем материальное. Иногда для этого хватало пяти лет. Это касается многих зданий, поэтому город не имеет единого стиля.

Например, на улице Советская, 18 стоит здание, построенное в 1925 году для конторы «Текстильсиндиката». Изначально здание было двухэтажным в стиле модерн, но уже через пять лет было достроено два этажа в стиле конструктивизма. Внутри здания на Красном проспекте, 13 «похоронены» два купеческих особняка.

Город — это в принципе пространство конфликтов. Когда 1,5 миллиона человек собираются на сравнительно небольшом участке земли, трудно ожидать от них единодушия по всем вопросам. Тем более, что территория Новосибирска собралась воедино, стала более-менее похожей на город сравнительно недавно, лишь около 40 лет назад. До этого городское пространство скорее походило на конгломерат заводских и пристанционных поселков, каждый со своей ментальностью жителей. Такие поселки остаются в городе и сейчас. Например, Первомайский район, Академгородок, Пашино. Но сращивание городской ткани продолжается.

В этом плане, если продолжать разговор о работе главного архитектора, то одной из своих задач я вижу гуманизацию города — сделать эту городскую среду более дружелюбной к человеку.

— Гуманизация — это про зеленые зоны?

— Гуманизация касается в первую очередь того, что человек видит прямо перед собой — тротуары, благоустройство, малые архитектурные формы, витрины, фасады, реклама, нестационарные объекты. Гуманизация должна коснуться и микрорайонов, где, увы, нет каких-то уютных пространств, мест, в которых человек может чувствовать себя максимально комфортно. К сожалению, в Новосибирске такая же проблема и в центре города — у нас нет улиц, по которым можно просто гулять. Возможно, в силу молодости города, новосибирцы не сформировали для себя потребность в гуманных человеческих пространствах. И мы помним, что попытка сделать улицу Ленина пешеходной вызвала большие разногласия среди жителей.

Думаю, это связано с тем, что у нас мало людей, у которых был опыт жизни в действительно комфортной городской среде. Мы, как эксперты, видим необходимость таких преобразований, но горожане — пока нет. Пока лишь прослеживается запрос горожан на зеленые зоны, и город в последние годы сделал очень много, чтобы реализовать его.

— У нас есть недостаток зеленых зон?

— Формально — нет, все нормативы по озеленению в Новосибирске соблюдаются. Проблема в том, что зеленые территории распределены в городе очень неравномерно. Большая часть — это городские леса, большие лесные массивы, которые находятся в черте города. В 2015-2016 годах мы впервые исследовали и концептуально осмыслили водно-зеленый каркас Новосибирска. Например, обнаружили, что все наши парки культуры и отдыха очень разные по размеру, природной составляющей, местоположению — но при этом имеют почти идентичную функциональную программу: сцена, киоск мороженого, аттракционы и шашлычную. Была определена индивидуальная стратегия развития для каждого из парков. И, благодаря национальному проекту, поддержке губернатора и мэра города, в этой сфере произошли серьезные изменения, часть парков реконструировали, часть — еще будут. Впервые с 1970-х годов построили «с нуля» новый парк «Арена».

Долго зеленые зоны в городе рассматривались как «ничейные», как дешевая земля, которую можно использовать под застройку. Сегодня этому положен конец. Архитектурным университетом была проведена инвентаризация всех зеленых территорий в городе — их более 250. И, когда мы в 2021 году готовили новую редакцию генплана, то первыми в стране внесли карту и перечень объектов местного значения в области озеленения и отдыха населения в его утверждаемую часть. Сегодня зафиксированы все параметры существующих и будущих зеленых зон. Они вписаны в генплан так, чтобы в дальнейшем у нас был сформирован непрерывный водно-зеленый каркас, с включением лесопарков, парков, скверов, бульваров, озелененных улиц, набережных реки Оби и долин малых рек. Важно, чтобы в 15-минутной пешеходной доступности у каждого горожанина был бы парк или сквер.

Сейчас ведутся работы по паркам «Каменка», «Ельцовский». Прорабатываем вопрос соединения Михайловской набережной с набережной в микрорайоне Европейский берег. Проводится анализ территории, есть технические предложения, как ее можно освоить. Такая же работа ведется по территории от Димитровского моста до 2-й Ельцовки — решаем вопрос по переносу пескобаз, разрабатываем концепцию. Возможно, для реализации проектов будем привлекать инфраструктурные кредиты. Но это достаточно длительная перспектива.

— А если говорить о промышленных территориях — планируется ли их переносить?

— Да, те промзоны, которые оказались в центральной части города, вкраплены в районы жилой застройки. Но мы видим, что производства уже уходят из центра и срединной части Новосибирска. Например, Новосибирский жировой комбинат, Гормолзавод, «Альбумин» и другие. Но промышленные территории в городе безусловно должны оставаться. Речь о Ленинской, Кировской, Калининской и Дзержинской промзонах.

По Кировской — есть сложности: здесь господствуют юго-западные ветра, поэтому выбросы накрывают весь город. Эта территория будет сохраняться как промышленно-складская, но с производствами, не дающими негативного экологического следа.

— Все ли нужные территории у нас попали под КРТ?

— Пока не все. Инструмент комплексного развития территорий — новый, ему всего три года, и, с учетом разработки нормативной базы, полноценно начали применять его лишь в прошлом году. Мы проводим анализ городских пространств, оцениваем возможность комплексного развития. Смотрим экономику — там, где понимаем, что территория интересна инвесторам, начинаем вести работу по формированию проекта. Естественно, что в первую очередь под КРТ попадают площадки, занятые аварийными многоквартирными домами, комплексное развитие позволяет снять данную проблему. Во вторую очередь — так называемые «депрессивные» территории, это ветхий частный сектор, пустыри.

Сейчас мэрией Новосибирска заключено восемь договоров КРТ — это более 20 га земли, на которых будет расселено 16 частных домовладений и 20 аварийных домов. Пять домов уже расселили. Состоялись конкурсы на участки с аварийными домами в Академгородке, там за счет застройщиков будет расселено 27 аварийных домов.

Планируются торги по трем участкам общей площадью около 29 га — на улицах Ипподромской и Фрунзе, на Игарской, в районе улиц Грибоедова, Кирова и Автогенной. Договора включают в себя расселение и снос аварийных домов, расселение частного сектора, проектирование и строительство школ и детских садов, улично-дорожной сети, скверов, сохранение объектов культурного наследия — обязательства распределяются между инвестором и муниципалитетом.

— К какому году планируется их освоить?

— Срок реализации проектов КРТ определяется договором. Все же остальные изменения в городе мы видим пока на горизонте до 2030 года, именно до этой даты у нас рассчитан главный документ пространственного развития — генеральный план. К разработке дальнейшего видения города будем подходить, видимо, в следующем году.

— Как эта разработка будет выглядеть?

— Мы находимся на пороге серьезных изменений в федеральном законодательстве. Президент поручил разработать документы стратегического пространственного планирования — мастер-планы — для 200 городов страны. Некоторые города такие документы уже разработали, например, на Дальнем Востоке, начата разработка стратегических мастер-планов для городов и поселков Арктики.

Сейчас мы изучаем опыт коллег. Думаю, сначала будем разрабатывать стратегический мастер-план, а на его основе — генплан.

— Как будет развиваться Новосибирск — мы будем реновировать территории, или город будет прирастать «полями», застраивая пригороды?

— Приоритет — развитие застроенных территорий, тех, что находятся в центре и срединной зоне города, но неэффективно используются. Отличие Новосибирска в том, что сегодня практически нет площадок, которые мы могли бы осваивать в черте города. Исключение — Ключ-Камышенское плато, с которым мы будем работать в рамках реализации масштабных инвестпроектов и комплексного развития территорий. Но там нет инженерной, коммунальной, социальной инфраструктур, поэтому работы будут дорогостоящими.

— А что по развитию Академгордка? Ранее ректор НГУ Михаил Федорук говорил, что инфраструктура там сильно устарела.

— Академгородок — объект культурного наследия, достопримечательное место. Этот формат позволяет сочетать вопросы сохранения и развития. То есть, на этой территории, на территории верхней зоны Академгородка, охраняется дух места. Новые здания могут строиться, но их облик, объемно-пространственные решения должны подчиняться сложившемуся характеру застройки. Хороший пример такого подхода — строящийся кампус НГУ. Удалось учесть требования по охране лесов и сохранению наследия с вопросами развития вуза.

Когда разрабатывали предмет охраны и требования по сохранению достопримечательного места «Новосибирский Академгородок», были сразу определены зоны возможного развития. Например, по улице Терешковой, где находятся гаражи и рынок — территория однозначно требует реновации. Но делать это нужно так, чтобы не наносить ущерб духу места и зеленым зонам.

— А если говорить о новых решениях, нужны ли Новосибирску небоскребы?

— Городу нужна разнообразная застройка, поэтому думаю, что да, хотя я сторонник преимущественно среднеэтажной застройки. Но в городе вполне могут сложиться высотные кластеры. Например, в районе метро «Октябрьская». В целом сегодня мы видим три-четыре проекта зданий высотой более 150 метров, которые могут быть построены в ближайшие годы.

— Каким вы видите город, например, через 50 лет?

— Я надеюсь, что он будет более гуманным, дружелюбным. В первую очередь — к пешеходам. Город не должен вызывать негативные эмоции у его жителей и гостей, он должен быть к ним ближе. И в этом плане мне очень нравятся тенденции, которые задает новосибирский девелопмент. Сегодня застройщики продают уже не квадратные метры, а определенное качество жизни. Хорошая архитектура, комфортная среда превратились в Новосибирске в экономическую категорию, строить плохо теперь невыгодно.

Облагораживание прилегающих к девелоперскому проекту общественных пространств стало нормой для девелоперов, «обычаем делового оборота», а это работает лучше любого регулирования. Потому здесь и сейчас моя первоочередная задача — советовать, а не запрещать.

Следите за деловыми новостями РБК Новосибирск в Telegram-канале и в группе ВКонтакте

СберПро Медиа Интересное

Меры государственной поддержки бизнеса: подборка за I квартал 2024 года

СберПро Медиа Финансы

Как новое поколение недропользователей меняет золотодобычу: кейс «Золото Дельмачик»

СберПро Медиа Интересное

Кто такой CSM? И зачем бизнесу менеджер по успеху

СберПро Медиа Туризм

Отдохнуть и полечиться. Какие туристические проекты запускались
в 2023 году в России

СберПро Медиа Интересное

На диджитал-рельсы: как правильно организовать цифровизацию в компании

СберПро Медиа Недвижимость

Барометр отрасли: рынок строительного подряда

СберПро Медиа ТМТ

В каждом смартфоне. 9 трендов в разработке мобильных приложений

СберПро Медиа Лесопромышленный комплекс

Барометр отрасли: лесопромышленный комплекс

СберПро Медиа Интересное

Как российские компании переходят на отечественные АБС-пластики

СберПро Медиа Интересное

Нейросетевой мозг
для кобота. Ключевые тренды российской робототехники

Авторы
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.

  

Лента новостей
Курс евро на 13 апреля
EUR ЦБ: 99,73 (-0,95)
Инвестиции, 12 апр, 17:03
Курс доллара на 13 апреля
USD ЦБ: 93,44 (-0,28)
Инвестиции, 12 апр, 17:03
Все новости Новосибирск
В четырех селах Курганской области начали превентивную эвакуацию Общество, 09:25
Как руководителю вести дела, чтобы потом не платить по долгам бизнеса Pro, 09:22
Стали известны все участники плей-офф и плей-ин НБА Спорт, 09:19
В Оренбурге за сутки затопило 2 тыс. домов и участков Общество, 09:15
Ефимов сообщил о торгах на реорганизацию участка в Бескудниковском районе Город, 09:05
Работа стала ненавистной. Вот как дать ей второй шанс Pro, 09:02
Ученые выявили вытеснение работающих пенсионеров из госсектора Экономика, 09:00
Скидки до 76% на РБК Pro
На подписку и опции до 15 апреля
За скидкой
Глава МЧС в третий раз с начала паводка вылетел в Оренбургскую область Общество, 08:55
На реках Новосибирской области возник риск ЧС Новосибирск, 08:50 
Алюминий и никель подорожали на 9% из-за новых санкций против России Бизнес, 08:45
«Сделка номер один». Почему доллар быстро растет, «раздражая» центробанки Pro, 08:42
Экс-глава клиники Мешалкина получил 3,5 года колонии Новосибирск, 08:31 
Экс-глава МИД Украины заявил о превращении страны в «чемодан без ручки» Политика, 08:31
Apple уступила Samsung лидерство по числу продаж смартфонов Технологии и медиа, 08:28