Лента новостей
Все новости Новосибирск
Жилищно-коммунальные услуги в 2019 году подорожают в Москве на 6,5% 20:43, Бизнес Рогозин извинился за публикацию видео опытов с таксой 20:37, Общество Курс биткоина упал ниже $5 тыс. 20:24, Финансы Российский МИД осудил расширение санкций США против Кубы 20:12, Политика Рогозин счел нечистоплотными сообщения о вине американцев в дырке на МКС 20:10, Политика Углеродное волокно, вода и магний: легкий и мощный ноутбук для поездок 20:09, РБК и Lenovo Рогозин заявил о согласии NASA с итогами расследования аварии «Союз ФГ» 20:01, Технологии и медиа Путин выразил соболезнования в связи со смертью барона фон Фальц-Фейна 19:58, Общество Автогонщицу Флерш успешно прооперировали после аварии на Гран-при Макао 19:46, Спорт США распространили северокорейские санкции на уроженца Климовска 19:41, Политика В Киеве рассказали о предложении США передать фрегаты Oliver Perry 19:39, Политика Аваков допустил выход Украины из Интерпола из-за России 19:18, Политика Ледяные трюки: 5 самых впечатляющих зимних погонь в кино 19:05, РБК и Toyo В Белграде заявили о готовности подключиться к «Турецкому потоку» 19:00, Политика Как с успехом продвинуть бизнес на конференции 18:38, РБК и Открытие В Москве открыли первую двойную выделенку 18:31, Общество «Роснефть» связала перекупщиков бензина с экс-сотрудниками биржи 18:26, Бизнес Что будет с Litecoin: криптовалюта подешевела на 34% с 7 ноября 18:24, Крипто «ВКонтакте» разрешила всем пользователям скачивать собственные данные 18:09, Технологии и медиа В Белоруссии ограбившего банк россиянина приговорили к 15 годам колонии 18:08, Общество Министр ЖКХ рассказал о готовности региона к отопительному сезону 18:04  В Тульской области эвакуировали школу из-за «Киндер-сюрприза» с ртутью 18:04, Общество «Аэрофлот» лишил клиента платинового статуса за критику в соцсетях 17:55, Общество Остаться на плаву: как съездить в отпуск и не разориться 17:52, РБК и Мир Бывшего футболиста сборной Англии обвинили в сексуальном домогательстве 17:49, Общество Путин назначил Матвиенко главой президентского совета по защите детей 17:48, Политика В Швеции создали новый Нобелевский комитет по литературе 17:43, Общество CNN узнал об угрозах Белого дома еще раз лишить Акосту аккредитации 17:38, Политика
Виктор Толоконский: «Я считаю, что Новосибирскую область недооценивают»
Новосибирск, 29 янв, 00:38
0
Виктор Толоконский: «Я считаю, что Новосибирскую область недооценивают»
О том, как Новосибирску конкурировать с Москвой, о децентрализации и стратегии работы с федеральными властями — в интервью главного советника мэра, экс-губернатора Новосибирской области и Красноярского края Виктора Толоконского

— Недавно директор ассоциации инновационных регионов России Иван Федотов объяснил падение Новосибирской области в подрейтингах инноваторов тем, что нам нужно активнее реализовывать научные проекты, которые находятся в разработке. Вы согласны?

— Говорить о примитивной связи фундаментальной науки, технопарковой инфраструктуры и коммерциализации неубедительно. Достижения технологического прогресса — это не задача и функция региона. Прогресс глобален. Разработками должны интересоваться во всех регионах, во всем мире. Новосибирская область не располагает промышленностью и природными ресурсами. Требовать от нас внедрений сложно, это вопрос федерального уровня.

Я вообще считаю, что наш регион недооценивают. Такой структуры занятости населения, экономики, концентрации научного потенциала нет нигде! У нас настолько прогрессивнее структура по отношению к среднероссийским показателям, что за это надо цепляться не двумя, а тремя руками! В этом должен быть смысл и стратегия государственной региональной политики — укрепление наших преимуществ.

— Но ведь результатом научной деятельности является внедренная разработка, ставшая конечным продуктом?

— Не внедрение определяет ценность. Наука и есть самоцель. И образование — самоцель. Не принимаю позицию, что нам нужно образование, чтобы обеспечить народное хозяйство специалистами. Ерунда. Нам нужно образование, чтобы нобелевских лауреатов выращивать, которые и мысли не допустят о том, чтобы уехать из России, и из Новосибирска.

Фото: Максим Табунов / РБК Новосибирск

— Как мы можем этого достичь?

— Все — среда. Сегодня современная экономика и качество жизни, все это определяется средой. А среда — это не просто наличие одного Академгородка, а взаимосвязь процессов.

Вы укрепляйте систему, это не требует огромных инвестиций. Требуйте у Москвы большего госзаказа на науку, больших вложений во внедренческие процессы, иногда для этого требуются значительные ресурсы.

Можно строить новые дома в поле, а можно строить кампусы для молодых ученых, предоставляя им преференции. Во всех политиках это должно быть. Например, принципиально важна скорость сообщения между аэропортом в Толмачёво и Академгородком. Надо планировать новые транспортные системы, артерии. Сейчас мы стратегии заявляем, но, когда формируется план строительства дорог, эти приоритеты не учитываются.

—Но ведь наука — это мегадлинные деньги. Инвестиции в строительство, производство возвращаются через десять лет, а в науке гораздо больше.

— Я соглашусь с тем, что научная и образовательная сфера не имеют прямой корреляции с доходами бюджета. Это если рассматривать проблему с позиции сегодняшнего дня. Мы должны говорить о будущем.

Один из показателей качества, привлекательности региона — прибавляет или теряет он население. Если мы не укрепим преимущества, люди будут уезжать. Мы уже потеряли четверть века назад много молодых людей, которые уехали учиться и не планируют возвращаться.

Стратегия безусловна, и это должны понимать и федеральные власти, и региональные. Решение о технопарках Путин здесь в Новосибирске принимал, и от этого пошли технопарки по всей стране. Ни у кого не вызывало сомнения, что деньги в них надо вложить.

Фото: Максим Табунов / РБК Новосибирск

— Выходит, что одна из основных задач новосибирских властей — просить в Москве поддержки?

— Без сомнения, такая стратегия требует слаженного взаимодействия между Новосибирском и федеральным центром.

В принципе, каждый регион должен предложить федеральному центру свою специфику, сформировать уникальные преимущества.

Красноярск, например, — это природные ресурсы, огромные рентные доходы от добычи нефти, золота, производства полиметаллов.

Новосибирск же говорит, что будущее современного общества — это научные знания, уровень культуры и образования. Давайте будем совместными усилиями и инвестициями этот потенциал усиливать. Конечно, регион должен искать и собственные точки роста. Науку и образование можно развивать, если есть хорошее качество жизни: комфортное жилье, школы, дороги, больницы, — все это должно быть самого лучшего качества и требует значительных расходов бюджета.

Фото: Максим Табунов / РБК Новосибирск

— Откуда их брать?

— Я говорю, что Новосибирск должен претендовать и уметь аргументировать Москве, что ему нужны дополнительные собственные доходы. И совместно с федеральным центром создать больше центров управления, за счет которых будет рост доходов и увеличение рентной прибыли.

Смотрите — Москва и Санкт-Петербург. Москва имеет 300 миллиардов рублей доходов от налога на прибыль от нефтяных газовых металлургических компаний. Нефти там нет, там центры управления.

Так посади его в Новосибирске, а в Москве держи представительство для международных связей! Здесь удобная логистика в Азию и Европу, у нас всепогодный аэропорт, мы способны построить хорошее жилье и удовлетворить самые взыскательные культурные запросы — театры, спортивные мероприятия. В Сибири работает много предприятий, которые нельзя привязать к одному региону. Если компания работает в трех-четырех регионах, нужен центр, им удобно в Новосибирске.

Не надо конкурировать с Красноярском или Омском. Конкурируйте с Москвой. Есть очевидное преимущество — у нас зарплаты вдвое ниже московских. Бизнесу выгоднее здесь управление посадить. Если он набрал людей той же квалификации, но тут, он экономит на издержках.

— Но при этом, скажем, у «Сибирского антрацита», если я не ошибаюсь, производство находится в Сибири, а руководители, по большей части, — в Москве.

— Пожалуйста, договаривайтесь. Привлекайте. Немножко и правительство должно помочь. Как-то подсказать. Это несложно, таких компаний много. Вообще не обязательно, чтобы центры управления были бы связаны с производством в Новосибирске. В Москве, если на то пошло, вообще никакого антрацита нет. А центры управления есть. Какое-то время назад реально — все связи были в Москве. Сейчас другая система, все изменилось за десять лет, управлять можно через интернет откуда угодно. Часовой пояс у нас удобнее, чем в Москве, активное развитие экономики идет в Азии, мы к ней ближе.

Фото: Максим Табунов / РБК Новосибирск

— При решении этой задачи без Москвы не обойтись.

— Но смотрите, Санкт-Петербург за несколько лет решил эту проблему. Правительство помогло: часть госорганов и бизнес-структур перевели в Петербург. А бюджет у них 15 лет назад был такой же слабый, как и у Новосибирска. Сейчас там другая ситуация, другое развитие. Поэтому опять же, тут надо более точно перераспределить потоки, чтобы это было выгодно для страны в целом.

Бессмысленно развивать одну Москву. Мы сейчас живем в парадигме, когда Москва наращивает потенциал, люди все больше едут туда. Сейчас 20 миллионов, будет 25, а как держать и развивать эти огромные территории, управлять всей огромной страной? Сейчас таких центров управления два — Санкт-Петербург и Москва.

Новосибирск должен иметь стратегию развития как третий центр управления в стране, центр концентрации бизнес- и государственных институтов. В этом ракурсе надо, например, сделать бюджетный набор студентов шире, с инфраструктурой работать.

— Как вы относитесь к идеям развивать территории за счет системы ТОР, территорий опережающего развития?

— Мое мнение, что особые зоны не могут быть в большом городе, Это экономически и территориально особая зона. В Красноярском крае, скажем, есть Железногорск, Красноярск-26. Теоретически можно рассматривать Академгородок как ТОР. Но туда не надо привлекать производство. Если мы в Академгородке настроим заводиков, мы потеряем Академгородок. Надо формировать среду.

Насколько мудрее были управленцы, кто жил до нас! Они именно так и создали Академгородок, как особую зону: там жилье и институты разведены.

Я помню историю с директором московского Курчатовского института Ковальчуком. Иду по Курчатовскому институту, и все там лучше, все у них есть: ресурсы, оборудование. А он говорит: «Все равно не ваш Академгородок. Они у меня вышли из института за забор и погрузились в этот ад московский. И перестала голова работать. А у вас он весь в этой ауре, и с работы идет, думает. У него среда особая»

Стремиться, чтобы в Академгородок пришла новая экономика, нельзя. Надо строить очень качественное жилье, школы, спортивные заведения вблизи институтов и вузов. Все должно быть по высшему уровню, это наша точка роста, наша жемчужина. А производство там за счет налогов, таможни стимулировать не стоит. И вообще — ни один опыт особых зон в России ничего не дал.

— Есть успешные примеры привлечения инвестиций в регион — та же Калуга.

— Я бы не хотел такого для Новосибирска. Ну что Калуга? Разместили у себя несколько сборочных заводов. Это что — интеллект повысило?

Я захватил время, когда советские руководители Новосибирской области костьми легли и отказались от строительства КАМАЗа. Был это конец 70-х, начало 80-х, все производительные силы развивались в Сибири. Хотели построить завод здесь: нужен был большой промышленный центр, инженерное образование, много строителей, инфраструктура. Заявляли 70 тысяч работающих на нескольких заводах. Мы не видели особенных препятствий. Масса рабочих мест, спокойная экология, современный завод, они готовы были в пригороде строиться. Но высшие управленцы были мудрее. Руководитель области позвонил Брежневу и спросил: «Что они к нам лезут? У нас же наука. Гайки крутить везде можно. Нам надо что-то наукоемкое, современное». А нам сказал другое. Было же все на влиянии министерств, и министерство автопрома было слабое. Нам сказали, что в министерстве этом денег мало, они не смогут построить жилье для работников, школы, больницы, — на черта нам этот автопром?

Я уже был руководителем, когда пришли с предложением построить завод грузовиков IVECO. А что это дает региону? Наука получит заказ, университеты прорвутся? Нет. Та же Калуга выиграла сегодня, но проиграла завтра.

— А что тогда строить?

— В Академгородке должны быть центры программирования, суперкомпьютеры, что-нибудь, связанное с биткойнами и блокчейнами, биотехнологии, энергетические разработки. Центры надо делать под науку, под институт ядерной физики, катализа, под химический, физический. Небольшие мобильные скорее инжиниринговые производства, помогающие внедрению больших разработок, которые делают ученые. Нам надо делать центры мировых стажировок, развивать университет. У нас в университете всего 10 тысяч студентов, в Красноярске 30. У нас при этом мощные научные школы, а в Красноярске они слабее.

Для Новосибирска самое плохое — повторять то, что делают другие регионы. Мы уже опередили время. Наши предшественники, в 50-х заложив и создав Академгородок, сделали нам прорыв на сто лет! А мы сейчас не сильно отличаемся от других регионов ни качеством жизни, ни стремлением здесь учиться.

— Вы говорили, что важно, растет город или теряет население. Новосибирск — растущий город.

— Но почему? Больше работает второе преимущество — уникальное географическое положение. Это вторая точка роста. Надо здесь размещать производство продукции массового применения, для которых транспортно-логистические функции важнее всего.

Помню, 15-20 лет назад пришел владелец компании MARS с проектом строительства завода по производства кормов для животных. Я посмотрел параметры и размах и говорю — мы со всей страны столько собак и кошек не соберем. Он отвечает: «Да не нужны мне ваши животные, у вас интересный выход: Китай, Средняя Азия, восток страны». Вот его логика была 20 лет назад. Также было с пивным производством, когда пришли предприниматели из Татарстана.

У нас надо строить кондитерские, продуктовые производства, стройматериалы, логистические комплексы. А Академгородок, Бердск, Нижняя Ельцовка, Кольцово — это пояс внедрения. Там надо очень выборочно и точечно размещать небольшие наукоемкие производства.

Так как у нас подавлена функция частных инвесторов, это во-многом задача государства. Оно должно силой бюджета, силой госкомпаний, силой стимулов максимально сконцентрировать ресурсы на развитии двух направлений. Это даст такую отдачу, у нас будет опережающий время перспективный регион. Китай строит осознанно Академгородки, занимаются университетами и наукой, понимая, что в этом будущее, а не то, сколько мы сегодня и чего производим.

Фото: Максим Табунов / РБК Новосибирск

— Виктор Александрович, сейчас многие политики, экономисты продвигают идею децентрализации, чтобы меньше денег в Москву и больше в регионы. Вы как думаете?

— На самом деле я убежден, что сегодня вся стратегия должна быть стратегией роста. Отобрать и переделить неэффективно. Можно и сейчас найти ходы, как у Москвы отобрать и в города вернуть. Но деньги на деревьях не растут, у одних забрать, другим дать — это ничего не изменит. Надо растить.

О децентрализации. Тут есть очевидная закономерность: сильная централизация нужна в кризис. Если «спасай отечество» — там централизация. А когда рост и развитие — нужна децентрализация, включить в рост всех. Главный субъект развития — не государство, а гражданин, общество Государство создает условия и стимулы. Если все централизовано, здесь никаких полномочий нет, так все и ждут. Должны все думать в этой стране.

Инициативу нужно пробуждать: нужны стимулы, инструменты кредитования. Нужно выходить из санкционного процесса, — у нас нет дешевых денег. Говорим населению: неси деньги в банк, будем платить 6-7% по вкладу. Пришел бизнес — кредит дают под 10-12%. Но тогда и прибыль должна быть 25%. А на производствах простых, типа пиджаков и ботинок нет такого.

Я за децентрализацию. Мы не должны жить одним днем. На самом деле, сейчас идет не очень сильно проявившийся диалог: рост или стабильность. Я — за рост и развитие. Я убежден, что нынешнее состояние не отвечает запросам нашей страны и наших граждан.

Я не фантазер, — к двадцатому году мы коммунизм не построим. Когда-то я не понимал, как можно убедить нищих китайцев в том, что у них будет самая крутая экономика. Я видел, как они жили в 80-х годах, когда они ездили на ржавых велосипедах и спали на тротуарах. Но граждане страны должны видеть перспективу и программу роста. Если это так — тогда я здесь работаю, и не смотрю на Москву и другие страны.