Лента новостей
Все новости Новосибирск
ЗОЖ-тренды: перспективный бизнес или модный фейк Pro, 12:07 Власти разъяснили порядок изъятия земель за нескошенную траву и мусор Общество, 12:05 Пять принципов: как превратить «кооператив» в «корпорацию» без потерь Pro, 11:54 Как снизить налог на недвижимость через приложение Партнерский материал, 11:51 ООН сообщила о рекордном числе беженцев в мире Общество, 11:50 Власти Японии одобрили запрет на физическое наказание детей Общество, 11:49 Bloomberg сообщил о введении в июле санкций США против Турции из-за С-400 Политика, 11:44 Неймар заявил о желании покинуть «Пари Сен-Жермен» Спорт, 11:38 Как сторонники Трампа встретили новость о его выдвижении. Фоторепортаж Политика, 11:38  Классическая шестерка: зарубежные фестивали и концерты Стиль, 11:23 Бизнес победителей: здоровый перекус в любое время РБК и ВТБ, 11:21 Счетная палата выявила падение пропускной способности Домодедово на 35% Бизнес, 11:18 Рыбаки из КНДР попытались задержать российскую яхту в Японском море Общество, 11:15 В австралийском штате легализовали эвтаназию Общество, 11:13
Интервью ,  
0 
Замминистра: у новосибирских долгостроев есть конкретные фамилии
Об обманутых дольщиках, банкротствах и уголовных делах застройщиков и о том, почему все эти процессы затягиваются, — в интервью РБК Новосибирск с заместителем министра строительства Новосибирской области Алексеем Колмаковым
Фото: Правительство НСО

Алексей Викторович, как выглядит ситуация с обманутыми дольщиками по сравнению с другими регионами?

Их количество, как правило, напрямую связано с объемом жилья, вводимого в регионе. Если сравнивать с Краснодарским краем, где объем строительства сопоставим с Новосибирской областью, количество долгостроев примерно такое же.

В перечне проблемных объектов в Новосибирской области числится 48 жилых домов, из них 40 — в Новосибирске с общим количеством пострадавших граждан, включенных в реестр — 1086 человек (данные на 25.05. 2018).

Приблизительно 5-8% из количества строящихся объектов попадают в категорию проблемных. Видимо, такое количество так называемых «неэффективных менеджеров» или попросту говоря, мошенников, в случае с обманутыми дольщиками, присутствует на рынке.

В Новосибирске таких людей можно перечислить на пальцах двух рук. У новосибирских долгостроев есть конкретные люди, несущие ответственность за их появление. По большинству долгостроев их фамилии есть у правоохранителей.

К сожалению, чтобы доказать преступный умысел конкретных лиц, породивших долгострои, и привлечь их к уголовной ответственности, необходимо много времени. Расследование уголовных дел длится годами.

Эти люди задержаны?

Часть привлечена к уголовной ответственности, часть находится в федеральном розыске и гуляет на свободе, часть — отбыла назначенные сроки наказания.

Самое обидное, что даже в случае лишения свободы таких горе-застройщиков, гражданам не возмещается причиненный материальный ущерб.

Если бы таких застройщиков привлекли по-серьезному, с конфискацией имущества, в которое превратились деньги людей, то не было бы у нас проблем с обманутыми дольщиками в принципе.

Наказать, чтобы неповадно было?

На мой взгляд, необходимо более жестко принимать меры по отношению к мошенникам. Ведь уголовные дела — их нет практически, а если есть, то длятся годами! А в бюджете нет столько денег, чтобы за счет государства, за счет средств налогоплательщиков заткнуть все эти финансовые дыры по долгостроям. По нашим подсчетам, всего на эти цели по Новосибирской области необходимо порядка 11 миллиардов рублей

Выходит, что контролирующие органы не досмотрели — серые схемы, остановка стройки?

Минстрой не всегда может отследить так называемые «серые схемы», по которым привлекаются денежные средства участников долевого строительства. У нас нет стопроцентного контроля потоков, мы располагаем только сведениями о договорах долевого участия, которые отражаются в ежеквартальной отчетности застройщиков. Как правило, серые схемы выявляются в ходе проверок, для проведения которых необходимы жесткие основания, предусмотренные законодательством о долевом строительстве.

При выявлении фактов привлечения денежных средств участников долевого строительства в обход законодательства о долевом строительстве, информация направляется в правоохранительные органы. С середины 2016 года в Уголовный кодекс введена статья, предусматривающая уголовную ответственность за привлечение денежных средств участников долевого строительства в нарушение требований ФЗ-214.

Какие объекты в Новосибирске вы считаете наиболее проблемными?

Микрорайон «Закаменский». Объем средств, который мошенники вывели с объекта — порядка полутора миллиарда рублей. Именно поэтому Минстроем в настоящее время сделан особый упор на решение проблем именно этого жилмассива. Установление факта использования денежных средств на цели, не связанные со строительством данного микрорайона, является примером активного взаимодействия министерства и правоохранительных органов.

Руководство застройщика задержали. Что-то удалось вернуть, какие-то средства? В какой стадии ситуация?

Идут судебные разбирательства. Кого- то посадили — Короткова, например, был там такой. Он уже скоро освободится. Но заметьте, конфискацию не применили ни у кого!

Где деньги и как их вернуть — это главные вопросы. Я думаю, что правоохранительным органам известна судьба этих средств, и по силам вернуть деньги на стройку.

Не могу вспомнить ситуацию, где бы с собственника взыскали бы средства. Рашид Шевцов* в Сочи живет, Евгений Солоха в Канаде, кто- то на личном банкротстве без особых финансовых потерь.

Уверен, что пока мы эту «персональную» проблему не решим, кардинально ничего с места не сдвинется, ничего реально действенного не произойдет.

Может ли Минстрой влиять на это? Контролировать банкротство, уголовные дела видеть работу по ним. Например через проверку отчетов управляющих, взаимодействие со следователями.

Нет у Минстроя таких полномочий. Взаимодействие со всеми сторонами осуществляется в обязательном порядке, информация, документы предоставляются немедленно.

То есть только дольщики, несмотря на отсутствие опыта и слабую осведомленность, имеют возможность влиять на ситуацию? Жалобы, ответы, банкротство — это же долго

Сроки законных процедур достаточно длительные, это не от нас зависит. Конкурсное производство скажем. Конкурсным управляющим приходится восстанавливать документооборот. Обычно бывший застройщик большой объем «теряет», скрывает и так далее. При передаче дома в ЖСК что конкурсный управляющий обнаружил, то и передал.

Ответственность застройщика за непередачу документов есть?

Практически никакой. Только в рамках уголовного дела.

Проблемные объекты появляются не из воздуха. Как контролирует Минстрой текущую работу внешне благополучных застройщиков?

Есть ежеквартальные отчеты в Минстрой, документарные проверки. Мы проводим плановые проверки и внеплановые по обращению граждан и иных лиц, если в жалобе указано, что есть нарушения требований законодательства в области долевого строительства. Но если тут задействована серая схема, мы не можем этого видеть.

То есть все 100% финансовых потоков застройщика Минстрой не видит?

Нет. Строительную часть контролирует инспекция Госстройнадзора. Специалистами инспекции проводятся выездные проверки и осуществляется контроль его хода, но контроль финансовой деятельности они не осуществляют.

То есть если в долгострое фиксируются недочеты, проблемы, допущенные на этапе строительства, это задача инспекции Госстройндзора и ее ответственность?

Прямая. В Новосибирске строится порядка 595 объектов, Инспекторов в ГСН около 50 человек. У нас только 14. Мы физически не можем уследить за каждым застройщиком: он работает постоянно, а, мы, можно сказать, бьем по хвостам, оцениваем ситуацию постфактум, поквартально. Какая деятельность выполняется застройщиком в течение квартала — мы не видим.

Скажем, если застройщик еще не на банкротстве, но уже были иски, стройка идет очень медленно, жалобы появляются. Как реагирует Минстрой?

Держим такие ситуации под контролем. Схема такая: жалоба — проверка — акт с нарушениями — административное наказание застройщика — прокуратура и полиция, если усматриваются факты нецелевого использования средств дольщиков или не предоставляются документы для проведения проверки. Также мы можем подать исковое заявление в суд о приостановке возможности привлечения застройщиком денежных средств населения.

Есть застройщик «Достойное жилье Новосибирск». Там несколько банкротных исков от дольщиков, видимо, индивидуально с каждым решают, и банкротный процесс не запускается. Какие меры предприняты по этой компании?

По «ДЖН» есть еще и неплатежи по аренде земли около 70 млн. руб. Плюс нецелевое использование средств и серьезные нарушения по теме Госстройнадзора. Информации по привлечению средств по серым схемам у нас нет. Такие вещи обычно как раз и всплывают при банкротстве. Сам застройщик не спешит такими вещами делиться с Минстроем. По этой компании мы подали иск о запрете привлечения средств.

Вступило в силу решение?

Нет, в суде, Если выиграем, вступит в силу через месяц. Если «ДЖН» будет решение оспаривать, то дольше.

Насколько судебные меры эффективны по времени? От первого тревожного звонка до вступления в силу решения могут пройти многие месяцы.

Невозможно конкретизировать такой срок.

Почему СМИ не привлекаете? С пресс-конференцией «мы подали в суд, будьте осторожнее».

Если будем так действовать, не исключены манипуляции, рейдерские схемы. Не исключено, что и у нормальных застройщиков могут быть подобные ситуации, и такими действиями мы компанию «потопим».

То есть такие задержки в реагировании на опасные симптомы вы считаете неизбежными.

В рамках нынешнего законодательства — да.

Достаточно одной жалобы или должно быть их больше для реагирования?

Они ворохом обычно приходят. Тут надо изучать ситуацию, проверять, анализировать и принимать решение. Это самое сложное: обратной дороги может и не быть. Мы осторожны с этим инструментом: репутационные потери огромные.

Минстрой участвует в банкротствах застройщиков в суде?

Это наше право — вступить как третья сторона.

Вы всегда его используете?

На значимых объектах всегда. У нас максимум 14 человек занимаются надзорной деятельностью, этого недостаточно для досконального контроля всех процессов и всех объектов.

При банкротстве на выводах арбитражного управляющего строятся расчеты дефицита строительства. У меня есть пример, когда площадь дома в решении суда отличалась от реальной на тысячу метров. Кто контролирует такие расчеты?

В городе Новосибирске сложилась практика контроля представляемых конкурсными управляющими дефицитов достройки объектов силами Управления капитального строительства мэрии (УКС).

А их кто контролирует?

Департамент строительства мэрии. Он проверяет и готовит пакет документов нам на проверку для использования для достройки проблемного объекта масштабных инвестиционных проектов (МИП).

Передали дом в ЖСК. Один из экспертов редакции говорил, что у нас часть председателей ЖСК «попадается» на нецелевом использовании средств. Как контролирует их Минстрой?

Также, по закону раз в квартал предоставление документов, отчетов. Кроме этого, у Министерства появились полномочия по проведению проверок в отношении ЖСК по аналогии с застройщиками, осуществляющими деятельность в соответствии с Федеральным законом № 214-ФЗ

А если отчеты не предоставляют?

Максимальный штраф на должностное лицо 15 тысяч рублей. Все, больше мы сделать ничего не можем. Ну и передать акт о нарушениях в прокуратуру и правоохранителям.

Знаю, что Минстрой предъявлял вопросы к мэрии по предоставлению земельных участков в рамках МИПов.

В апреле состоялось совещание у врио губернатора регион Травникова в присутствии мэра Новосибирска и представителей Минстроя. На нем врио губернатора поставил задачу для мэрии выполнить ревизию инвестиционно привлекательных земельных участков в центральной части города. Из тех, которые, к примеру, выделялись под нежилые объекты и не использованы до сих пор. Там и суммы другие были бы в рамках МИП, а землей на окраинах мы один проблемный объект МИП можем закрыть, только используя несколько МИП. Пока до сих пор конкретной информации по участкам нам мэрия ну предоставила.

По данным Минстроя, в 2018 году в Новосибирской области введено в эксплуатацию два дома — в январе в Краснообске и в мае в Колывани. В 2018 году планируется ввод девяти проблемных объектов, в 2019 году — 19 домов, в 2020 — остальные.

* директор компании «Новосибирск Строй Монтаж», которая возводила дома на Учительской, Бориса Богаткова, Немировича-Данченко и др. По данным следствия, за период 2005-2010 год было похищено более 355,5 млн рублей.

**Евгений Солоха, соучредитель компании «Обь Регион», которая строила дом на Галущака, 15 и в Краснообске. Фигурант уголовного дела.