Лента новостей
Все новости Новосибирск
Суд в США разрешил демократам требовать налоговые декларации Трампа Политика, 05:50 Личный опыт: как оборудовать автомобиль для выездного бизнеса и торговли РБК и ГАЗ, 05:10 Умер трехкратный чемпион «Формулы-1» Ники Лауда Общество, 05:01 В Северной Каролине потерпел крушение самолет морской пехоты США Общество, 04:45 Трамп заявил о готовности к переговорам и пригрозил Ирану «великой силой» Политика, 04:34 Строители нашли пустоты в фундаменте здания Госдумы на Охотном ряду Общество, 04:10 Ozon назвал самые популярные товары после премьеры «Игры престолов» Общество, 03:51 Зеленский попросил ЕС об усилении антироссийских санкций Политика, 03:17 «Осасуна» вернулась в высший дивизион Испании Спорт, 03:07 Россия увеличила поставки нефти в США Экономика, 02:43 Замглавы администрации Януковича подал заявление против Порошенко Политика, 02:32 Посол России заявил о неудачной попытке срыва конференции «Валдай» в Вене Политика, 02:09 Австрия проиграла Италии и вылетела из элитного дивизиона ЧМ по хоккею Спорт, 01:56 Представитель Британии перебил Небензю в ходе заседания СБ ООН по Украине Политика, 01:45
Интервью ,  
0 
Интервью: Сибири нужен свой региональный бренд
О проблемах и перспективах внешнеторговой деятельности — в интервью с управляющим компании АО «ВЭД Агент», главным организатором Сибирского экономического форума Александром Дегтяревым
Фото: Личный архив Александра Дегтярева

— Какие тенденции в развитии экспортно-импортных отношений Новосибирской области за последние годы вам заметны?

— В прошлом году экспорт и импорт довольно заметно выросли. Два предыдущих года, когда курс доллара подбирался к отметке в 80 рублей, многие предприниматели стали задумываться об экспорте российской продукции, стало выгодно идти на зарубежные рынки. Это к тому же компенсировало сужение емкости отечественных рынков в связи с падением потребительского спроса. Плюс произошел запуск новых производств, подросли мощности российских производителей. Во многом, рост экспорта произошел за счет Азии и, в частности, Китая.

— Если говорить про отрасли, где есть спрос?

— Сохраняется спрос на оборудование и в экспорте и в импорте. Хорошие динамические показатели у продуктов питания, хотя у российских производителей существует множество мифов. Есть примеры и нетоварного экспорта — это новосибирская компания 2ГИС, которая активно продает права на франчайзинг своей лицензионной продукции за границу.

В Новосибирской области внешнеэкономическая деятельность несколько монополизирована. Если разнести понятия объема финансовых операций и количества игроков, в Сибири в принципе до 80% денежного оборота ВЭД контролируют несколько компаний.

Если говорить о Новосибирске, то «Сибирский антрацит» и НЗХК экспортируют продукции на десятки и сотни миллионов долларов, а авиакомпания «Сибирь» импортирует на те же сотни миллионов долларов. В Омске «Газпромнефть» занимает почти 95% всего внешнеторгового оборота по ВЭД. В Кузбассе почти весь оборот делает с десяток крупных угольных и металлургических компаний.

При этом если говорить о рынке ВЭД, то наибольшее количество ее участников в Новосибирской области — это малый и средний бизнес. Чаще всего это производство и продажа продуктов питания, лесопереработка, промышленное производство и оптовая торговля.

Делегация китайских закупщиков на Сибирском экономическом форуме-2017 (Фото: Сибирский экономический форум)

— Насколько экспортная деятельность в Сибири прибыльна?

— У нас не так много конкурентных товаров, с которыми можно выходить на зарубежные рынки с уверенностью в их успехе. Исключением я бы назвал сельскохозяйственные продукты, в частности, из Алтайского края. Есть убеждение, что китайцы готовы платить за экологически чистую продукцию, которая должна стоить дороже. Однако та же мука поставляется в Китай из многих стран: рынок оказывается гораздо более насыщенным, чем его себе представляют сибирские предприниматели.

Если говорить о рентабельности экспортной деятельности, она составляет по продуктам 30-50% и зависит от типа покупателя. Если это посредник, то они будут сбивать цену до последнего, а если это прямые контракты с сетями или дистрибьюторами, то может быть более 50%. В целом, все зависит от товара и отрасли.

Главное правило, которые действует в рентабельности — корреляция риска и доходности.

Максимальная маржа — если экспортер, по сути, контролирует цену и каналы продаж в том же Китае. Но к этому готовы лишь единицы компаний, — нет компетенции, бюджета.

Фото: Сибирский экономический форум (Фото: Сибирский экономический форум)

— Какие вы видите сложности в развитии ВЭД у компаний?

— Часто начинающие ВЭД предприниматели не в полной мере осознают, как сильно зарегулирована эта деятельность нашим законодателем и как сильно она контролируется со стороны государственных служб. А незнание — оно не освобождает от ответственности. ВЭД в РФ регулируется валютным, налоговым, таможенным, административным, гражданским и рядом других отраслей законодательства. Второй момент — некие иллюзии, которые предприниматели часто «несут» в свой бизнес и игнорирование разницы в менталитете стран.

— Какие меры господдержки вы находите разумными для роста экспорта?

— Сейчас в России в целом эпоха большой «моды» на экспорт. Идет масштабная работа по популяризации экспорта госструктурами, «Российским Экспортным Центром». Есть федеральные и региональные программы, финансовые инструменты поддержки продвижения экспортной продукции на внешние рынки. Например, есть программа по компенсации части расходов по участию в ярмарках и выставках в других странах, субсидирование процентных ставок по кредитам экспортно-ориентированных производственных компаний. По-правильному, в бюджете региона должна быть зарезервирована некая сумма на поддержку экспорта. В целом, согласно майскому Указу Президента РФ, изданном в 2018 году, сумма несырьевого неэнергетического экспорта РФ должна вырасти с нынешних 133 млрд. долларов США до 250 млрд. долларов США к 2024 году, а также должен подрасти экспорт услуг до 100 млрд. долларов США. Это очень амбициозная задача.

Переговоры на бирже контактов, Сибирский экономический форум-2017 (Фото: Сибирский экономический форум)

— В последние годы много говорили о создании и продвижении региональных брендов. Как вы относитесь к такой идее?

— Региональные бренды — это то, что позволит компаниям, чья продукция будет соответствовать позиционированию бренда, уменьшить расходы на продвижение своей продукции на внешние рынки, создать синергетический эффект для таких товаров.

Примером подобного бренда может быть швейцарский сыр или шоколад, японские автомобили, немецкая техника и другие — все это стоит дороже конкурентов, но потребитель готов платить. В Новосибирской области можно было бы создавать общесибирский бренд — MADE IN SIBERIA или FROM SIBERIA. Этим надо заниматься на уровне Сибирского федерального округа.

Уже есть примеры других региональных брендов, таких, как Санкт-Петербург. Но для нас полезнее будет макрорегиональный бренд, в который бы инвестировали все сибирские регионы, объединив усилия и ресурсы. Федеральные власти развивают программу MADEINRUSSIA и готовы финансировать продвижение этого бренда. Компании-производители могут, при соблюдении определенных условий, наносить на свою продукцию этот логотип.

— А если говорить об импорте, иностранных инвестициях?

— Я уже говорил о том, что региону не помешала бы собственная особая экономическая зона (ОЭЗ). В регионе уже разработана программа реиндустриализации, которая наряду с налоговыми преференциями могла бы стать более привлекательной для потенциальных инвесторов. И очень хорошо, что у нас на территории области появились ТОСЭРы с определенными налоговыми льготами, например, в Линево. Но на мой взгляд, у этих территорий нет тех преференций, которые есть в ОЭЗ не только стран ЕАЭС, не говоря уже о странах Юго-Восточной Азии, но и на фоне ряда других регионов России, например, Татарстана. И все чаще Новосибирск в качестве производственной площадки используют те компании, чьи корни происходят из нашего же города, либо те, кому очень важна логистика. Понадобится время, чтобы оценить насколько будут востребованы ТОСЭРы в нашей области.